Как своеобразное отталкивание от огрубления русской речи в бытовом общении появляются новые ласкательные образования, чаще при обращении: Наденька Ивановна, Светочка Петровна; дежурненькая, дежурик, дежурочка (в речи телефонисток г. Красноярска). Частотны в Красноярске прилагательные: дороговастенький (магазин), богастенькая (родственница), тяжеловастенький (арбуз). Такие формы в большой степени характерны, очевидно, для речи женщин.
Деминутивы (слова с уменьшительно‑ласкательными суффиксами) широко используются в сфере обслуживания: Вам причёсочку? Какую открыточку выберете?
Однако в современном русском языке, несомненно, отмечаются и другие моменты. Так, в публичной речи процесс доступности сопровождается снижением ее действенности и достоверности. Доверчивость наших вкладчиков во многом определяется доверием к публичному слову, которое в прошлом обеспечивалось ответственностью средств массовой информации за достоверность сообщаемого. Теперь же ответственность за содержание выступлений и публикаций ложится на авторов. Публичное выступление в недавние времена предполагало реакцию власти, публичная речь как бы апеллировала к властям. Теперь же это совсем не обязательно, и многие дискуссии рассчитаны на «выпускание пара». Публичная речь в последние десятилетия стала спонтанной (неподготовленной). Частично этим объясняется общее впечатление о её сниженности. Таким образом, формируется новая позиция публичной речи в общественной жизни страны.
Ситуация с русским языком последних десятилетий частично реализует тенденции его развития, заложенные в системе задолго до этого. Некоторые формы изменения соответствуют изменениям в русском литературном языке после 1917 г.
Продолжают действовать в языке многие заложенные издревле тенденции развития: как во всех индоевропейских языках, увеличивается словарный состав национального языка (в том числе литературного). По свидетельству ряда учёных (В.П. Тимофеева), словарный состав развитых национальных языков сегодня составляет около миллиона слов. При этом сворачиваются грамматические формы слов (например, утрачивается склонение русских числительных (собрано с триста участков), увеличивается число наречий, сложных предлогов за счет предложно‑падежных сочетаний существительных (до востребования, без разбору; в течение, в продолжение), в разговорной речи не склоняется первая часть личных имён (у Пётр Иваныча, с Татьян Петровной, к Алексей Васильичу) и др.).
Продолжает действовать тенденция демократизации литературного языка, которая на первом этапе его развития (Х – ХVIII вв.), в форме книжно‑письменного языка, представлена была в конкуренции двух начал: старославянского и русского, а с ХIХ в. – в конкуренции письменных и устных форм речи. Последняя проявлялась в изменении доминирующих стилей литературного языка: вначале это были книжные стили (прежде всего художественный, в дальнейшем – официально‑деловой через т. н. «канцеляриты» и научный через десемантизацию терминов), затем устный (разговорный) и даже устные формы внелитературной речи (диалектной, просторечной и – в последние десятилетия – жаргонной). Постоянно эта тенденция проявляется в пополнении словарного состава литературного языка за счёт слов из диалектов, просторечия и жаргонов, в резком расширении круга пользователей литературным языком после 1917 г. и публичной речью в годы перестройки.
Несмотря на сокращение территории распространения русского языка, рост его персонификации, расширение круга пользователей публичной речью, перераспределение не только между активным и пассивным лексическим составом, но и между стилями литературного языка и стратами национального языка, впервые в истории государства русский язык был квалифицирован как государственный. Федеральный закон «О государственном языке Российской Федерации» № 53‑ФЗ вступил в силу 01.06.2005 г. (Российская газета. 2005. 7 июня. С. 10).




See also: