ИСТОРИЗМЫ – устаревшие слова, вышедшие из активного употребления в связи с исчезновением обозначавшихся ими понятий. Причины устаревания слов внелингвистические.

Виды историзмов

1. Это могут быть названия предметов старого быта: армяк, камзол, летник (виды старинной одежды), сбитень (род горячего напитка); названия общественно‑политических явлений прошлого, чинов, должностей и т. п.: титулярный советник, мировой судья; наименование видов старинного вооружения, предметов воинского снаряжения: ботфорты, кираса, пищаль.
2. Слова, связанные с особым понятийным членением действительности: десница – 'правая рука'; стрый – 'дядя по отцу'. В современном русском литературном языке эти слова, в отличие от архаизмов, не имеют соответствий.
3. Историзмы различаются по степени устарелости: лексика давно прошедших времен (гладиатор, глашатай, изгой) и так называемые советизмы первого и второго периодов (изба‑читальня, комбед, нэпман; пионер, комсомолец, партком).
4. Некоторые из них связаны с определенным временным периодом: стрелец – 'в русском государстве XVI–XVII вв.: военнослужащий особого постоянного войска'; гугеноты – 'французские протестанты XVI–XVII вв., преследовавшиеся католической церковью и правительством'. Некоторые же воспринимаются просто как старинные: глашатай, гонец, колесница.
5. Историзмы могут обозначать русские реалии и понятия (витязь, градоначальник) или относиться к прошлому других государств, важных для русской культуры (матрона, плебей, патриций – Древний Рим; гидальго, гранд – Испания; фараон – Древний Египет). В последнем случае историзмы одновременно являются экзотизмами.
6. Историзмы по происхождению могут быть как исконными словами в русском языке, так и заимствованиями: брыля – 'нижняя губа собаки' (общеславянское); баталия – 'битва' (заимствовано из немецкого через польский).
7. Историзмы используются: а) в прямой, номинативной, функции в текстах прошлого: «Ловцы же шеломов их аки пламя огнено пашется» (ловец – 'гребень или султан наверху шлема'. «Повесть о Мамаевом побоище», XVII в.; «Но коллежский асессор ничего. На дороге встретил он штаб‑офицершу Подточину вместе с дочерью, раскланялся с ними» (Н. Гоголь «Нос»); б) в научных и учебных текстах по истории в качестве терминов: «Давая ссуду, феодалы не были благотворителями крестьян, и за выданную ссуду (“купу”) скотом, зерном или инвентарем господин превращал крестьянина в холопа (раба) или в “закупа” (феодально зависимого человека)» (Рыбаков Б.А. и др. История Отечества: учебник для 8 класса средней школы. М., 1994); в) в исторических художественных произведениях историзмы наряду с архаизмами выполняют стилизующую функцию – создают колорит эпохи. «Одна жена держала жито, другая мед, третья рыбу, четвертая скору… С разных погостов шли вести об отказах смердов платить дани и виры» (Сахаров А. «Владимир Мономах»); «Поперек улицы – намалеванные вывески: то дама в бостроге, то кавалер на коне» (А. Толстой «Петр I»).
8. Историзмы пассивного словарного запаса понимаются, но не используются в активной речи (только при пересказе). Задача овладения пассивным словарным запасом языка есть задача сохранения связи культур поколений и воспитания грамотного читателя.